Социальная безопасность

От травмата больше вреда, чем пользы

( 3 Голосов ) 

vredКак известно, на территории Украины законно иметь  «травматическое» оружие, именуемое на Западе less-lethal, то есть «менее смертельное», могут только очень немногие категории лиц, таких как судьи, журналисты, некоторые чиновники. В этом наше радикальное отличие в возможностях самообороны от нашего ближайшего восточного соседа - России.

А как же дела обстоят с самообороной в России? Уже более четырнадцати лет свободного оборота «травматического» оружия (в России именуемого огнестрельным оружием ограниченного поражения - ОООП)  - значительный срок, что бы делать выводы, оправдало ли себя введение разрешения на владение «менее смертельным» оружием, снизилась ли преступность, повысилась ли безопасность на улицах российских городов.

Очень интересным с точки зрения работника сферы безопасности показалось нам интервью, данное государственному агенству ИТАР-ТАСС одним из высших российских руководителей. Этот человек - вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин, уже несколько лет курирующий ВПК и много сделавший для повышения престижа России на мировом рынке, авторитетный и уважаемый как внутри страны, так и за рубежом. Интервью интересно не только "калибром" гостя агенства ИТАР-ТАСС, но и тем, что вопрос оборота «травматического» оружия предложил именно Дмитрий Рогозин. А когда выступает Чиновник такого ранга, с большой долей вероятности можно говорить, что он выражает мнение всего руководства страны.

В самом начале своего интервью вице-премьер предложил запретить гражданский оборот «травматического» оружия, поскольку оно причиняет населению больше вреда, чем пользы. В качестве альтернативы запрету «резинострелов» Рогозин предложил делать их максимально отличающимися от полноценного оружия.

Вице-премьером также было предложено запретить продажу пневматических игрушек, копирующих реальные образцы, в основном для защиты населения от себя самого. «Цветом или формой они должны явно отличаться от настоящего оружия. В противном случае в ответ на наведенный пневматический пистолет или травматику офицер полиции или Вооруженных Сил ответит применением своего табельного оружия. И будет прав» – цитирует Рогозина ИТАР-ТАСС.

«Вообще травматические пистолеты следовало бы запретить. Они создают ложное впечатление у их владельца, что являются лишь «оружием самообороны», не способным причинить серьезный ущерб, но на самом деле являются главным «фигурантом» всевозможных кровавых разборок и убийств».

Дмитрий Рогозин вместе с частью депутатов и сенаторов давно настаивает на запрете или максимальном ограничении оборота так называемого «нелетального» гражданского оружия в Российской Федерации.

Аргументами сторонников этой точки зрения являются как технические характеристики «нелетальных» боеприпасов, используемых в «оружии ограниченного поражения», так и отношение к ним населения, в том числе – владельцев. Отмечается, что «резинострелы» непредсказуемы для владельца: «нелетальным» боеприпасом можно с равным успехом как убить нападающего, не имея на это умысла, так и не остановить нападение. Полтора десятка лет оборота этого вида гражданского оружия показали: оружие самообороны оказалось неадекватным именно в качестве средства самообороны. При этом есть возможность нанести тяжелые проникающие ранения или убить оппонента. Потому «травматы» стали де-факто идеальным средством нападения, зачастую криминального. К этому добавляется невозможность идентификации оружия по пуле (у всех видов) или по гильзе (у бесствольных образцов и револьверов).

Население воспринимает слово «травматический» буквально, считая огнестрельное оружия ограниченного поражения чем-то вроде продолжения руки. Потому применяет якобы «нелетальное» оружие там, где без него можно обойтись. В результате оптом получает судимости по 105-й и 111-й статьям УК РФ, совсем не ожидая такого исхода. В качестве примера неадекватной реакции населения Рогозин  проиллюстрировал недавней историей с дальневосточным полицейским, вынужденным ликвидировать нескольких особо бесстрашных дебоширов.

Что касается предложений выпускать «травматы» и пневматические игрушки максимально отличающимися от «настоящего» оружия – это опять таки результат печальной уголовной практики. Население, привыкшее к тому, что большинство оружия – «нелетальное», бесстрашно бросается грудью и на непредсказуемую травматику и на табельное оружие полиции.

Кроме того, пневматические копии боевого оружия часто используется при ограблениях. Дмитрий Рогозин сослался на ограбление в подмосковном Выхино, которое произошло в прошлую среду. Подростки с пнематическими пистолетами ограбили кафе, забрав 160 тысяч рублей, пять чебуреков и четыре банки газировки.

Между тем, по российскому законодательству не имеет значения, какой предмет использовался в качестве оружия при ограблении: огнестрельное оружие с боевыми патронами, «травмат», пневматическая игрушка или фанерный макет. В любом случае, это значительно отягчает состав преступления. Потому явная маркировка «нелетального» оружия, пневматики и игрушек может действительно защитить население от самого себя.

Каких изменений теперь ждать в России? Ведь Дмитрий Рогозин с группой сенаторов настаивают только на запрете ОООП, не предлагая населению ничего взамен. А «травматы» являются единственным компактным огнестрельным средством самообороны, разрешенным гражданам к ношению в повседневной жизни. Альтернативой им являются лишь разнообразные газовые баллончики и разрешенные к хранению и ношению ножи. Кроме того, если «резинострелы» будут выпускаться похожими на игрушки, это только усугубит несерьезное отношение к ним населения. А значит – увеличит количество бессмысленных перестрелок и несчастных случаев.

Будем надеяться на лучшее!

 

Справка

Важные и интересные новостные события компаний, отрасли, региона, мира.

Новые изменения в законодательной базе стран, участников проекта.

Информация о новейших разработках в сфере безопасности.

Подписка только на интересующие вас новости.

Для размещения новостной информации зарегистрируйтесь или войдите в свой личный кабинет

Правила размещения материалов на портале.