Интервью

О новой архитектуре национальной безопасности и самоуправлении или как бороться со «Стёпой», который возомнил себя «Степаном»

( 4 Голосов ) 
Украина > Киевская область > Киев

Александр КрасноперовИнтервью с Александром Красноперовым, руководителем медиа-группы «Секьюрити ЮЭй».

Оксана Деньга: Александр, в последнее время при анонсировании и проведении, в т.ч., по Вашей инициативе, различных мероприятий на рынке безопасности звучат слова «негосударственная система безопасности». Хотелось бы во время нашего интервью детальнее об этом поговорить, что вкладывается в смысл этих слов?

Александр Красноперов: Что является конституцией страны в сфере безопасности, на основании которой строятся  - или должны строиться – все бизнес-процессы? Это Стратегия национальной безопасности. Статьями Стратегии должны руководствоваться и депутаты, и министры, и бизнесмены, -  в принципе, все, кто считает себя гражданином или патриотом. 

Пункт 4.3.2. нашей Стратегии говорит о том, что ключевым заданием политики национальной безопасности Украины во внутренней сфере является «содействие развитию негосударственной системы безопасности и законодательное обеспечение ее деятельности». Больше, к сожалению, ничего там об этом не сказано. И каждый понимает этот пункт, а точнее, что такое «негосударственная система безопасности» (НСБ) по-своему. 

Лично я не нашел четкого определения, что такое НСБ.  Только научные статьи, в которых НСБ представляется как совокупность норм права или как состояние защищенности, или как элемент гражданского общества.

В Национальном институте стратегических исследований мне пояснили, что НСД – это скоординированная и целенаправленная деятельность различных субъектов без использования бюджетных денег во взаимодействии с государственными субъектами сектора безопасности.

Повторюсь – каждый, кто употребляет термин «негосударственная система безопасности», вкладывает в него свой смысл, который ему в данный момент выгоден.

О.Д.: А какой смысл вкладываете Вы? Согласны ли Вы с определением, которое дал Институт?

А.К.: Я убежден, что НСБ – это не состояние чего-либо, и не деятельность - а СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ, точнее, система самоуправления. И вопрос не в безопасности, как таковой, а в управлении безопасностью.

Насколько мне хватает научного кругозора, могу дать следующее определение: «Негосударственная система безопасности – это СИСТЕМА САМОУПРАВЛЕНИЯ гражданами страны предпринимательским потенциалом в различных сегментах отрасли безопасности и смежных отраслей, направленная на защиту конституционных интересов личности, частного и коллективного предпринимательства в существующих социально-политических условиях».  

Т.е., прежде чем начинать развивать НСБ, как того требует Стратегия, надо признать, что это не деятельность, а Система самоуправления. 

Смешно, но в подобном виде п. 4.3.2. Стратегии звучит как тавтология: «…содействие развитию деятельности и законодательное обеспечение деятельности деятельности».  

Иными словами, сейчас надо думать не о том, через кого и какие «компромиссные» законы «пропихнуть», а о создании организационной структуры НСБ как системы самоуправления, о принципах принятия решений внутри Системы, о показателях ее эффективности и т.д...  Естественно, нельзя забывать о формах и методах взаимодействия НСБ с другой системой  - системой государственной безопасности. Более того, Система государственной безопасности по некоторым вопросам должна доминировать. Например, борьба с терроризмом, совершение особо тяжких преступлений и прочее.

О.Д.: То есть Вы считаете, что Негосударственная система безопасности может бороться с уголовными преступлениями – убийствами, изнасилованиями, грабежами?

А.К.: А почему бы и нет?! Зачем люди объединяются в государство? Чтобы делегировать полномочия по наведению порядка в тех случаях, когда этим заниматься им сложно или неинтересно. Или просто не хочется. Вы думаете, каждому человеку хочется разбираться с разными отбросами – наркоманами, ворами, бомжами, извращенцами? Думаете, это интереснее, чем возиться со своими детьми?  Нет, конечно, и эти функции люди делегируют какому-то «Стёпе», которого договариваются сообща финансировать.

Понятно, что в силу профессиональной деформации, коррупционных соблазнов и при отсутствии контроля (а чтобы контролировать, надо тоже время от времени отрываться от привычных любимых дел. – Ред.) этот «Стёпа» сам может стать угрозой для общества.  В Стратегии, кстати, вспомнили и об этой угрозе: «невідповідність  правоохоронної системи України завданням дієвого захисту прав, свобод і законних інтересів людини і громадянина»

По сути, этот «Стёпа», возомнивший себя «Степаном»,  у нас говорит: «Ну, вот вы меня делегировали, а теперь мне плевать, что вас интересует, делайте, что я говорю!»

Бороться с этими трансформациями сложно, нужно создавать условия, чтобы занять этих «Стёп» конкретным делом -  не получением результатов «для галочки», а именно работой, за которую им платят деньги.

Вот тут-то система негосударственной безопасности должна им вовремя подсказать, что есть охранная и детективная деятельность, что можно честно зарабатывать деньги и платить налоги. А не выполнять сомнительные заказы  - «наехать» на того или иного бизнесмена, «выбить» с кого-то долги и прочее. 

Вообще, государство должно выполнять функции по обеспечению безопасности по остаточному принципу.  То есть, решать задачи глобальные и те, за которые граждане браться не хотят – если им это или неинтересно даже за деньги, или просто не хотят брать на себя суперответственность, например, за системы жизнеобеспечения. 

Но Вы ж понимаете, что у нас это невозможно: государевы люди, со времен «совка» считающие себя монополистами на безопасность, после 91 года научились капитализировать  свой правоохранительный статус в различные материальные активы, и расставаться со своим «бизнесом», естественно, не хотят. А власть это устраивает.

О.Д.: То есть Вы считаете, что все попытки государства реформировать старые и создать новые правоохранительные органы – это из-за нежелания потерять монополию на безопасность? 

А.К.: Конечно! Посмотрите, в прошлом году были попытки создать Государственную службу правопорядка, то и дело говорят о Национальном бюро расследований, теперь говорят о создании Финансовой полиции. Я уж не говорю о том, что 2 года существовала Государственная инспекция техногенной безопасности, которая многим сразу виделась мертворожденным ребенком, и время это подтвердило – сейчас ее расформировали. 

Причин тут несколько. Главная – политическая составляющая, легальные и нелегальные финансовые потоки, а именно - кто их будет контролировать? Ну и, конечно, отсутствие идеологии построения негосударственной системы безопасности. 

О.Д.: Извините, но год назад в одной из телепрограмм накануне Евро-2012 Вы говорили о том, как все будет ужасно, но на самом деле все прошло спокойно и безопасно. Даже не смотря на то, что нет, как Вы говорите, идеологии Негосударственной системы безопасности.

А.К.:  На Евро-2012 система государственной безопасности сработала, и слава Богу, что обошлось без крови и массовых беспорядков. 

Но вспомните Евро – у меня, например,  сразу всплывают из памяти иностранные болельщики и запредельное количество правоохранителей. По официальным данным, сотрудников милиции было задействовано 243 тысячи. В то же время, согласно калькуляции, которую провела УЕФА в 2010 году, для обеспечения безопасности официальных мест Чемпионата необходимо было всего 7 823 сотрудника милиции. В 30 раз меньше!

В чем вопрос? У нас привыкли относиться к людям в погонах как к пушечному мясу. В лучшем случае – как к студентам, которых гонят на картошку  - помните, при «совке». А ведь каждый трудовой день правоохранителя имеет свою цену – это денежное и вещевое довольствие, льготы, ранняя пенсия  и прочее.  Но никто Вам не посчитает, во что обошлись стране эти 243 тысячи сотрудников милиции на Евро-2012. Никто не посчитает, сколько стоит государству среагировать на административное правонарушение, если, простите, пьяный гражданин справляет нужду за киоском, и его задерживает наряд милиции. А если его задерживает группа реагирования частной охранной компании? Что дешевле для государства?

Вот это Вам отношение к деньгам в системе координат государственной безопасности.

А система негосударственной безопасности, как система самоуправления предпринимательским потенциалом, все работы по обеспечению безопасности людей и бизнеса приведет к общему знаменателю – к гривне. А кому интересно знать правду? Кому сегодня лучше заплатить, чтобы найти пропавшего человека – милиции или частному детективу?

Кстати, уже через месяц после окончания Евро была массовая драка болельщиков в Киеве на Лукьяновке, позже была тоже массовая стычка фанатов в столице у метро «Кловская». После этого кто-то скажет, что благодаря Евро -2012 в Украине созданная система безопасности футбольных мероприятий?

О.Д.: ОК, будем считать, что Вы меня убедили. Тогда какой должна быть организационная структура Негосударственной системы безопасности? Какой мировой опыт в этом направлении?  

А.К.:  Безопасность  - сфера деликатная, ее нельзя отдавать ни на откуп чиновникам, ни в частные руки.  Надо строить новую архитектуру национальной безопасности. Оптимально – если один из правоохранительных органов государства или коллегиальный орган из представителей силовых будет непосредственно курировать работу специального Агентства или Службы, которая возьмет на себя задачу регулирования и контроля за качеством услуг населению и бизнесу в сфере безопасности. 

Толк будет, если это Агентство будет строить работу на принципах саморегулирования профессионального сообщества и на условиях открытости и прозрачности. 

Вы же знаете, в  Англии в 2001 году приняли специальный закон о частной индустрии безопасности,  согласно которому создали так называемый SIA (Security Industry Authority). Это орган, хоть и не входит в структуру министерства внутренних дел, но подчиняется напрямую министру и финансируется из бюджета МВД. Хотя, похоже, и сам «зарабатывает» неплохие деньги на лицензировании, на штрафах, на ведении Реестра подтвержденных  заказчиков и т.д. Но движение каждого пенни, вплоть до покупки  шариковой авторучки, там прозрачно. 

О.Д.: Если развивать Негосударственную систему безопасности в том ключе, о котором Вы говорите, встанет вопрос о совместном использовании каких-то баз данных правоохранительных структур силовиками и частными детективами. Также встанет вопрос о негласном получении информации с использованием технических средств. А это – очень болезненные вопросы для нашего государства.    

А.К.:  Да, для государства эти вопросы болезненны, а для общества  - нет. Например, кто-то так устроен, что любит тайно записывать со своим приспособлением видео с разными людьми в пикантных ситуациях, а потом в одиночку, по ночам это видео смаковать. Какая от него общественная опасность? Но по нашим законам, такой гражданин совершает уголовно наказуемое деяние и его место в тюрьме.

Пропал ребенок. Родители в панике. По нашим законам, милиция выдержит паузу, прежде чем начнет что-то предпринимать. Хотя первые часы и минуты тут наиболее важные. Так почему бы частному детективу по решению суда не давать право доступа в базу данных телефонных операторов? Почему по заказам на выяснение тех или иных обстоятельств недобросовестной конкуренции, производства контрафактной продукции и пр. частный детектив не может пользоваться базами МВД или СБУ или их фрагментами? Другое дело, если детектив использует эти информационные возможности  в ущерб людям, а не для их блага, то должен быть сурово наказан. Разве не так?

В общем, вопросы есть, их много, но они будут легко решаться в правильной системе координат, в которой фигурируют законные интересы гражданина и экономическая целесообразность для государства.

О.Д.: Если создавать Негосударственную систему безопасности в новой архитектуре национальной безопасности, то с чего нужно начинать?  

А.К.:  А такая работа уже началась. Появление п. 4.3.2. в Стратегии национальной безопасности – первое тому доказательство. 

Также год назад при Президенте Украины создан Комитет по реформированию правоохранительных органов, который тоже что-то делает. Например, сейчас ему поставлена задача до 1 октября с.г. разработать и направить в Венецианскую комиссию новые, проевропейские  стандарты в сфере безопасности. Правда, в этот Комитет из 23 человек, входят, в основном, первые лица силовых министерств и ведомств. Но там УЖЕ есть один человек их Института государства и права Национальной академии наук, т.е. из негосударственного сектора безопасности. 

Да вот и мы с Вами поговорили о новой архитектуре национальной безопасности, Вы что-то где-то напишите, кто-то вдруг почитает... А в наших условиях даже это вселяет оптимизм!

 

Справка

Интервью с руководителями охранных компаний и центров обучения, конструкторами и разработчиками новых образцов техники, всеми теми, кому не безразлично развитие цивилизованного, высокопрофессионального рынка безопасности.

Для размещения интервью зарегистрируйтесь или войдите в свой личный кабинет 

Правила размещения материалов на портале.